Я не желаю иметь деток: настоящая история — уход за лицом

Я нередко слышу: «Не страшись, вот родишь — и жизнь поменяется к наилучшему. Ты будешь неплохой матерью!». Но я не боюсь, что буду нехороший матерью и испорчу ребенку жизнь (хотя и это тоже). Основное другое: я не желаю заводить деток, поэтому что не желаю портить жизнь для себя.

Мне чрезвычайно нравится моя жизнь. Мне 33 года. Я дизайнер, работаю на себя, могу не посиживать на одном месте, а путешествовать. У меня есть на это средства, есть, с кем это созодать — со мной рядом мужик, с которым мне чрезвычайно уютно и в быту, и в сексе. Я желала жить таковой жизнью лет 15, но мне постоянно что-то мешало: то дела, которые ощущались как ядро на ноге, то не хватало средств, то было неясно, как это все увязать с работой.

Я длительно, чрезвычайно длительно не нравилась для себя снаружи — а сейчас нравлюсь. Я прекрасная, стройная, я смотрю днем в зеркало и восхищаюсь собой. Понятно, что краса не навечно, но мне издавна хотелось пожить кросоткой, и вот, живу. Совместно с человеком, который тоже это любит, могу махнуть куда угодно — Франция, Италия, Корея, США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Я люблю этого мужчину, и уже три года реально наслаждаюсь романтикой, близостью, тем, как нам здорово совместно.

Мне кажется, что в моей жизни наконец все реализовалось, у меня дух захватывает от перспектив. Потому я недоумеваю: для чего мне дают выкинуть все это на свалку — променять на пеленки, недосып, отсутствие какой-нибудь приватности (и не на полгода либо год, а навечно). На секс раз за месяц по-быстрому.

Я не желаю поменять свою жизнь, которая меня по всем статьям устраивает (и я не понимаю, почти все ли могут так же от всей души это сказать), на перспективу обзавестись ребенком. Когда я озвучиваю это окружающим — к слову, не поэтому, что желаю всем поведать о собственной актуальной позиции, а только поэтому, что в нашем обществе как и раньше нормально спрашивать «А чего же не рожаешь?» и обсуждение репродуктивных функций не считается кое-чем личным — ими могут поинтересоваться хоть коллеги, хоть мамины подруги, которых ты в крайний раз лицезрела, когда еще не выговаривала буковку «р». Итак вот, когда я озвучиваю это окружающим, самое мягкое, что я слышу в собственный адресок: «эгоистка».

Одно время меня это обижало, а позже я поразмыслила: а почему быть эгоистом — так плохо? Почему желание поразмыслить до этого всего о для себя — не о маме, которая мучается от того, что «все ее подруги — уже бабушки», не о том, что «так принято», а о том, чего же ты сама вправду хочешь — стыдно?

Ведь быть на сто процентов удовлетворенным собой, тем, что ты делаешь, теми, кто тебя окружает — это уникальность. Это дар. Почему я обязана рисковать сиим сокровищем ради чего-то, что мне даже не нравится и совершенно не интересует?

«Ты роди — и заинтригует», гласили мне, а мне всякий раз хотелось спросить: вы в собственном уме? Вы, на самом деле, предлагаете мне сыграть в русскую рулетку: отдать жизнь человеку, которому будет чрезвычайно нужна моя любовь, с перспективой или отдать позже эту любовь, или нет. И если нет — создать его злосчастным.

«Но ведь дама должна желать деток! — отвечали мне. — Все желают». Да не все! Это как сказать, что все дамы обожают водить машинку либо готовить.

Некие терпеть не могут готовить. И общество не принуждает водить машинку тех, кто, во-1-х, не очень желает ее водить, во-2-х (которое, как мне кажется, следует из во-1-х), очевидно будет созодать это если хорошо, то так для себя. Почему с детками здравый подход так не нравится почти всем?

Ведь дама, которая не желает деток и не готова их обожать, буквально не станет неплохой мамой. Я лицезрела таковых сотки — я нередко летаю и наблюдаю, как мать пробует, к примеру, вымыть ребенку руки в туалете. А ребенок не желает вымывать свои руки, он желает бежать, либо играться, либо что-то спросить. Либо он рыдает, а его дергают за руку так, что, кажется, на данный момент оторвут: «Я произнесла, стой расслабленно!» либо «Веди себя нормально, не беси меня, ты меня сообразил?».

А ему, может, четыре года, и он правда не сообразил, почему его пробы бежать либо играться вызывают у мамы глухое раздражение. И она тоже в этот момент, быть может, желала бы куда-нибудь бежать, а не стоять, потея, в пуховике — в одной руке сумка, под мышкой — детский ранец, в зубах — пачка мокроватых салфеток. Но в свое время поверила (не ощутила, а конкретно поверила — это различное, и это принципиально), что детки — бесспорное счастье. Оказалось, что условное, но тут, как в случае с машинкой, недозволено просто кинуть руль и пересесть на метро.

Я считаю, что становиться мамой необходимо лишь в одном случае: когда ты чрезвычайно, вот просто очень-очень хочешь ею стать. Твой ребенок еще не родился, а ты уже знаешь, что будешь обожать его. Вот для чего я пишу этот текст — чтоб девицы, которым чрезвычайно нравится их сегоднящая жизнь, не слушали причитаний про «Даст бог зайку — даст и поляну». Не факт, что даст.

Не рискуйте. Пусть поначалу в вашем сердечко покажется вот эта любовь к будущему ребенку, пусть покажется желание родить его и воспитывать (Ни одно животное не затрачивает так много сил на воспитание детёныша, сколько на это необходимо человеку для воспитания ребёнка) — я не говорю, что конкретно в таковой последовательности и обязано быть, но так будет лучше. Еще лучше, чем если вы поддадитесь на уговоры матери вроде «Роди — и позже усвоишь», «Материнский инстинкт непременно проснется» — материнский инстинкт не «встроен» в человека по дефлоту. Он может и не пробудиться. Тогда и вы пополните ряды людей, раздраженно дергающих собственного малыша за руку в туалете аэропорта. А напрасно.