Замужем за оборотнем — уход за лицом

Эта история произошла в одной дальной сибирской деревне.

В тот денек, когда у Ивана Титова и его супруги родился мальчишка, счастливые предки желали орать о собственном счастье на весь свет. Так как они ожидали малыша больше 20-ти лет. Пару раз у Евдокии были выкидыши. И только в 45 она родила.

Отпрыска нарекли Семеном – в честь деда. Большой, крепкий, тихий. Наступила весна, в теплые деньки Евдокия переносила кровать во двор, на солнышко. Сначала лета, когда мальчугану чуть исполнилось 5 месяцев, он захворал: руки и лицо покрылись какими-то язвочками, которые позже перевоплотился в рубцы. Малыш всегда рыдал. Его водили к докторам и к знахаркам, но ничего не помогало. А к озари у Семечки прорезались зубки – красного цвета.

Как-то днем супруги узрели под окнами собственного дома массу людей. Открыли двери и услышали: «Это бес, оборотень. Уничтожте его либо мы сами с ним разделаемся».

Целый денек супруги Титовы не выходили из дома и не открывали ставни. Ребенок лежал в собственной кровати и стонал. Крайнее время жизнь в нем еле теплилась. Все тело было изуродовано шрамами, а на лице вдруг начала расти шерсть. Вечерком Иван открыл подпол. Установил там бочку с водой, а на скамью положил икону. Евдокия рвалась за ним, желала отобрать отпрыска:

– Мы ведь столько его ожидали.

Но супруг не пустил:

– Сколько ему еще мучиться?

Уложил мальчугана около иконы, помолился. Семен безмятежно глядел на отца. Когда тот окончил молитву, ребенок улыбнулся и протянул к нему ручонки.

Иван вылез наверх и прямо с порога проговорил:

– Не оборотень он. Рядом с иконой лежит и улыбается. Не сумел я его утопить.

Приняли решение малыша прятать. На последующий вечер Иван зарезал поросенка. Вырыл в закоулке яму и закопал тушку, завернув в одеяльце. Соседские мальчишки следили через плетень, для того, чтоб опосля рассказать родителям, где захоронили оборотня.

С той поры началась ночная жизнь. Пару раз в денек Евдокия спускалась к отпрыску в подпол, кормила, меняла пеленки, утешала. Поразительно, но Семен стал выздоравливать: раны на тельце затянулись, зубки посветлели. Иван с Евдокией сообразили: единственная причина, от которой у мальчугана появляются симптомы (Симптом от греч. — случай, совпадение, признак — один отдельный признак, частое проявление какого-либо заболевания, патологического состояния или нарушения какого-либо процесса жизнедеятельности) «оборотня» – это солнечный свет. Как-то к вечеру его вынесли во двор – и у малыша снова возникли язвы. С того времени предки стали еще упорнее скрывать отпрыска от дневного света.

Иван соорудил в подполе реальную детскую комнату. Провел туда освещение – искусственный свет не причинял ребенку проблемы. Через некое время Иван выстроил новейший дом в лесу, подальше от людей, чтоб никто ненамеренно не зашел. В этом доме для отпрыска он устроил истинное подземное королевство – две огромные комнаты с потолками выше роста взрослого человека и раздельно мастерскую без окон – на будущее.

Когда Семен подрос, Иван выучил его грамоте, а позже – семейному ремеслу: резьбе по дереву. Скоро мальчишка стал мастерить древесные изделия, за которые заезжие торговцы давали существенно больше, чем за работу его отца. Но все изделия Иван выдавал за свои поделки.

На Пасхальные празднички Варя зашла поздравить крестную Евдокию. За окном потемнело – ливень, гром, молнии. Дорогу развезло так, что назад сейчас не дойти. Пришлось ночевать у крестной. А сама робела – ведь поговаривали, что это окаянный дом и, дескать, навещает стариков сам бес, а оборотень – утопленный отпрыск Евдокии – ночами поднимается из могилы.

Перед ужином Евдокия присела около Варвары:

– Доченька, мы с Иваном уже немолоды. За длинноватую жизнь добра нажили много: дом, скотина. Когда умрем, все это для тебя оставим, мы такое завещание написали.

– Ну, что вы, крестная! – оборвала ее Варя.

– Я собираюсь тебя попросить. Не откажи – ведь это моя единственная просьба. Здесь, в доме, с нами живет отпрыск – Семен.

Варвара содрогнулась, правду гласили про оборотня!

– Не страшись, он не станет для тебя обузой. У Семечки исключительные руки – истинное волшебство творит с деревом. Но он серьезно болен. Если выходит на солнечный свет, то покрывается язвами. Во всем прочем – обычный юноша. Вы с ним ровесники.

Варя сжимала стучащие зубы, а Евдокия продолжала:

– Он на данный момент выйдет ужинать. Семен ни с кем, не считая меня и супруга, не общался, может быть, напугается тебя – не удивляйся.

На кухню вышел бородатый, но совсем не ужасный паренек. Сначала они оба страшились глядеть друг дружке в глаза. Но уже через час завязалась беседа. Варя не увидела в этом юноше ничего от оборотня – обычный юноша, лишь очень робкий. А Семен позже признался, что конкретно так и представлял для себя даму, которая будет ему супругой.

Опосля того вечера Варя зачастила к крестной с ночевками. Ведь Семен выходил из дома только глубочайшей ночкой. Как-то они посиживали на ступенях крыльца, смотрели на звезды, и Варя стала разглаживать его по голове, по шейке. Семен положил голову ей на колени, обхватил талию.

А через месяц погибла Евдокия. Варвара переселилась в дом крестной. Родне объяснила, что будет помогать старику. Трудно ведь Ивану сейчас одному за скотиной присматривать. Скоро Варя забеременела. Все решили, что от Ивана (супруга крестной). Варя весьма страшилась за здоровье малыша, но Николай родился здоровенький. В метрике с ее слов записали «Николай Иванович». Через год родилась Лиза, тоже совсем здоровая.

Детки боготворят отца, хотя с пеленок знают: говорить о нем чужим людям запрещено! Коля собирается, как папа и дед, стать резчиком. Не так давно он сделал свою первую суровую работу – надгробие на могилу деда, который погиб, когда Варя забеременела третьим.

Варвара волновалась о будущем:

– Бог даровал мне счастливую жизнь: верного, нежного и мощного супруга, добротных малышей. Но что созодать? Коля скоро пойдет в школу, вдруг он проговорится, кто его отец? Если переехать в другую деревню, тогда как перевозить хозяйство? Семечки уничтожит солнце. И ведь он никогда серьезно не обследовался, лишь при рождении.

Варя написала письмо спецам в столицу. Докторов заинтриговал настолько необыкновенный вариант и решили выслать к Семену спеца. Скоро приехал врач-гематолог и брал у Семечки нужные анализы. Возвратившись в Москву и изучив кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) хворого, доктор узнал, что у Семечки весьма редчайшая болезнь, не имеющая никакого дела к нечистой силе – порфирия. Болезнь неизлечима: Семен как и раньше должен прятаться от солнечного света, даже если оно укрыто тучами, и к тому же повсевременно необходимо принимать особые препараты, чтоб не появились отягощения. Лекарства доктора отправили совместно с выпиской от заболевания.